Секрет производства (ноу-хау)

Основные тезисы
  1. за обладателем секрета производства не признается исключительное право;
  2. авторы рассматривают обоснованно ли секрет производства был исключен из перечня объектов исключительных прав;
  3. имеются ли преимущества у такого «выведения за скобки».

Отечественное законодательство предоставляет обладателям имущественных прав на все перечисленные в Гражданском кодексе Республики Беларусь (далее — ГК) объекты интеллектуальной собственности исключительное право правомерного их использования по своему усмотрению в любой форме и любым способом, кроме секрета производства. В связи с принятием Закона Республики Беларусь от 5 января 2013 г. № 16-З «О коммерческой тайне» (далее — Закон о коммерческой тайне) и внесением изменений в ГК, за обладателем секрета производства больше не признается исключительное право.

Межгосударственный стандарт ГОСТ 31279-2004 «Инновационная деятельность. Термины и определения» раскрывает понятие «ноу-хау» (законодатель устанавливает тождественность терминов «секрет производства» и «ноу-хау») как техническую, организационную или коммерческую информацию, имеющую действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и к которой обладатель информации принимает надлежащие меры к охране ее конфиденциальности.

Данное определение употребляется также в Решении о Межгосударственной программе инновационного сотрудничества государств — участников СНГ на период до 2020 года от 18 октября 2011 г., в постановлении Национального статистического комитета Республики Беларусь от 1 июля 2014 г. № 73 «Об утверждении формы государственной статистической отчетности 1-нт (наука) „Отчет о выполнении научных исследований и разработок“ и указаний по ее заполнению», в постановлении Национального статистического комитета Республики Беларусь от 18 июля 2017 г. № 74 «Об утверждении формы государственной статистической отчетности 1-нт (инновация) „Отчет об инновационной деятельности организации“ и указаний по ее заполнению».

Вышеназванное понятие раскрывает юридическую природу секрета производства (ноу-хау), благодаря чему становится возможным понимание предъявляемых требований законодателя к секрету производства для признания его таковым.

  1. Особенность секрета производства по сравнению с другими объектами интеллектуальной собственности заключается в том, что законодатель исключил указанный объект из объектов исключительных прав в связи с принятием Закона о коммерческой тайне. За владельцем секрета производства теперь не признается исключительное право правомерного использования этого объекта интеллектуальной собственности по своему усмотрению любым способом в любой форме (ст. 983 ГК).

    Однако секрет производства сохранился в системе объектов интеллектуальной собственности, т.к. секреты производства могут быть не только информацией как таковой, но и результатом интеллектуальной деятельности. Интересы владельца секрета производства охраняются иным образом: установлением в отношении данных сведений режима коммерческой тайны, если они соответствуют установленным законом требованиям.

    Режим коммерческой тайны считается установленным после определения состава сведений, подлежащих охране в режиме коммерческой тайны, и принятия лицом, правомерно обладающим такими сведениями, совокупности мер, необходимых для обеспечения их конфиденциальности (ст. 8 Закона о коммерческой тайне).

    В ст. 5 Закона о коммерческой тайне определены требования к сведениям, в отношении которых может быть установлен режим коммерческой тайны.

  2. Внесение изменений в законодательство было обусловлено тем, что ранее ГК рассматривал секрет производства в составе нераскрытой информации в качестве объекта исключительных прав, что было нелогично. Исключительное право предоставляет право правообладателю совершать в отношении объекта те действия, которые не могут совершать другие лица. Если же информация не раскрыта, то как можно запретить ее использование другим? Именно в обмен на раскрытие сущности технического решения правообладатель получает право запрещать другим лицам его использование. А если секрет раскрыт или параллельно создан другим лицом, то это лицо вправе его использовать, и не отвечает перед обладателем соответствующего секрета производства за такое использование. Следовательно, право запрещения использования секрета производства третьими лицами в прежней редакции ГК, по сути, отсутствовало.

    В отличие от законодательства Республики Беларусь Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) сохраняет исключительное право для секрета производства, хотя и отмечает существование самостоятельного исключительного права лица, которое добросовестно и независимо от других правообладателей стало обладателем сведений, составляющих содержание охраняемого секрета производства (п. 2 ст. 1466 ГК РФ (ч. 4)). По этому поводу многие российские правоведы, в частности, Еременко, В. И., Смирнов В. И., единодушно заявляют «об ошибочном распространении российским законодателем режима исключительного права на секрет производства» (Смирнов, В.И. Нужен ли пересмотр норм о ноу-хау? / В.И. Смирнов // Патенты и лицензии. — 2011. — № 6. — С. 2 — 7; Еременко, В. И. Секрет производства (ноу-хау) как объект исключительных прав в соответствии с частью четвертой ГК РФ /В. И. Еременко // Адвокат. −2008. — № 5. — С. 83-91).

  3. Гражданское законодательство находит место для секрета производства среди объектов интеллектуальной собственности (ст. 980 ГК), а именно среди объектов права промышленной собственности (ст. 998 ГК).

    Рассматривая секрет производства (ноу-хау) в системе объектов права промышленной собственности можно выделить как общие признаки, свойственные и другим объектам, так и особенности, присущие только секрету производства; эти особенности определяют специфику правовой природы, охраны, защиты и использования секрета производства.

    Как и другим объектам права промышленной собственности государством гарантирована охрана рассматриваемого объекта при условии соблюдения определенных законодательством условий (ст. 140 ГК).

  4. Способы охраны вместе с тем различны. Патентование подразумевает раскрытие сведений о техническом решении и дальнейшую правовую охрану, правообладатель при этом приобретает исключительные права. А секрету производства предоставляется правовая охрана, если в отношении его установлен режим коммерческой тайны. Сведения никому не раскрываются (за исключением необходимого круга лиц), но в случае разглашения или независимого открытия иным лицом, запретить использование такой информации уже невозможно. Права на секрет производства (ноу-хау) действуют до тех пор, пока сохраняется засекреченность.

    Как отмечает специалист Национального центра интеллектуальной собственности Республики Беларусь г-жа Турлюк Т.И. в своей статье «Секрет производства (ноу-хау): новое в законодательстве» (журнал «Интеллектуальная собственность в Беларуси». — 2013. — № 3. — С. 14-17.) основной и общей особенностью объектов права промышленной собственности, в т.ч. и секрета производства, является их нематериальность.

  5. Имущественные права, принадлежащие обладателю исключительных прав на объект промышленной собственности, могут быть переданы правообладателем полностью по договору уступки исключительного права или частично по лицензионному договору другому лицу (ст. 984 ГК). В свою очередь и лицо, обладающее секретом производства (ноу-хау), может передать все или часть составляющих его сведений другому лицу по договору (ст. 1012 ГК). В Положениия о порядке и условиях государственного стимулирования создания и использования объектов промышленной собственности, утвержденном постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 6 марта 1998 г. № 368 такой договор назван как договор о предоставлении секрета производства (ноу-хау) (его части) либо права на его использование.

    При этом следует учитывать, что предметом договора о предоставлении секрета производства (ноу-хау) контрагенту является, в т.ч. раскрытие ему самих секретов.

    Срок охраны сведений, составляющих секрет производства (ноу-хау), не ограничен. Право действует при соблюдении режима коммерческой тайны до тех пор, пока секрет производства не будет раскрыт или независимо создан кем-либо другим. В то время как срок охраны иных объектов права промышленной собственности ограничен.

  6. Схожесть и различия наблюдаются и в ограничении прав интеллектуальной собственности. Например, ст. 10 Закона Республики Беларусь от 16 декабря 2002 г. № 160-З «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы» (далее — Закон) перечисляет действия, не признаваемые нарушением исключительного права патентообладателя. В частности, Закон разрешает провести научное исследование или эксперимент над средством, в котором использованы защищенные патентом изобретение, полезная модель, промышленный образец. Кроме этого Закон предоставляет третьим лицам право послепользования (ст. 35) и право преждепользования (ст. 39).

    Что касается секрета производства, то не признается нарушением случай, если лицо, самостоятельно и правомерно получило сведения, составляющие секрет производства (ноу-хау), и поэтому вправе использовать эти сведения независимо от прав обладателя соответствующего секрета производства (ноу-хау) и не отвечает перед ним за такое использование (п. 3 ст. 1011 ГК).

    При этом, в случае использования секрета производства (ноу-хау) лицом, которое в соответствии с законодательством является добросовестным приобретателем, суд с учетом средств, израсходованных таким лицом на использование секрета производства (ноу-хау), может разрешить его дальнейшее использование на условиях возмездности (п. 2 ст. 1011 ГК).

    Определение понятия «добросовестный приобретатель» дано в ст. 20 Закона о коммерческой тайне.

  7. Секрет производства равным образом, как и другие объекты права промышленной собственности, имеет право на защиту (глава 66 ГК). Впрочем, средства правовой защиты разнятся. Как считает российский цивилист Еременко В.И. в своей статье «Секрет производства (ноу-хау) как объект исключительных прав в соответствии с частью четвертой ГК РФ» (журнал «Адвокат». −2008. — № 5. — С. 83-91) права патентообладателя очевидны и не нуждаются в доказывании, в то время как обладатель секрета производства должен доказать суду принадлежность ему соответствующего права. Охрана результата творческой деятельности в режиме коммерческой тайны в некоторых случаях бывает предпочтительнее патентования. Правообладатель, желающий получить наиболее эффективную охрану технического решения, может применить в формуле изобретения прием скрытого ноу-хау (изобретатель не раскрывает до конца один из признаков или не указывает частные случаи выполнения изобретения). В качестве секрета производства могут также охраняться незапатентованные технические решения, неохраноспособные технические решения, организационная информация, практический опыт — любая информация, которая имеет для обладателя коммерческую ценность.
На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:
  • обладатель секрета производства не может запретить использовать секрет производства третьими лицами, поэтому был справедливо выведен законодателем из перечня объектов исключительных прав;
  • вместе с тем, можно выделить преимущества охраны ценной коммерческой информации в виде секрета производства:
    • экономия времени и средств, обычно затрачиваемых на патентование;
    • бессрочный срок охраны по сравнению с ограниченным сроком, предоставляемым патентом;
    • в некоторых случаях весомое дополнение к патенту;
    • возможность увеличения прибыли при совместной уступке прав как на патент, так и на секрет производства.
Оксана Трейвас, патентный поверенный Республики Беларусь
Сергей Беляев, управляющий партнер патентно-юридической группы компаний «Беляевы и партнеры», патентный поверенный Республики Беларусь, евразийский патентный поверенный.